ZUGZWANG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ZUGZWANG » Отложи на завтра » 08.02. Убей в себе гордость


08.02. Убей в себе гордость

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

закрытый

8 февраля 2016, 15:28

типичный февраль, офис Паймура


Бумеранг
Ты отказываешь мне, я отказываю тебе, но никто не уходит.

Отредактировано Victor Pymoor (2016-11-03 20:10:43)

0

2

К дому отца я прогуливаюсь пешком.
Каждое воскресенье я открываю глаза в восемь утра, делаю утреннюю зарядку, жарю два яйца на сковороде без масла, затягиваю волосы в высокий хвост и выхожу из квартиры в половину десятого – тогда же и открывается булочная за углом. Мой отец любит корицу.
Дни после увольнения из участка не стали исключением – только вместо кофе я пью пиво. Отвратительнее этого может быть только моя всепоглощающая ненависть к себе.
Любовь парила в воздухе этой осенью, но сейчас зима и я больше не тащусь от своей работы и не вижу Сил, и хотя бы две эти вещи уже напоминают мне о моем бесповоротном гнетущем бедствии, разливающемся по моей голове. Этим утром я встала на полчаса раньше из-за приступа мигрени. Тик-так. Кто-нибудь выключит этот надоедливый будильник?
От квартиры Сил до дома отца дорога занимала двадцать три минуты – моя нынешняя минималистичная халупа в серых тонах расположена вдвое дальше. И, к слову, здесь нет ни одного угла, за которыми кроются булочные с запахами корицы, но… Черт возьми, это же меньшая из моих проблем, верно?
Я захожу в дом отца, снимаю плащ и вешаю его на крючок, оставаясь в черной водолазке и такого же цвета джинсах, которые когда-то позаимствовала у Сил – вам кажется, что я ничего не ношу кроме формы? Вам не кажется – в своем прошлом я готова была работать 24/7, а в квартире у Сил одежда мне была не нужна. Абсурд?
Я сама загнала себя в эту клетку.
- Папа, я дома, - с улыбкой произношу я, и все во мне поднимается и тает, - Ну и холодно же сегодня, - прохожу в гостиную, не придавая значения тому, что голоса в комнате совершенно не похожи на работающее радио и тв. Как же близка моему сердцу эта картина: отец за кухонным столом, откладывающий газету, непроизвольно поднимающийся с места и лучезарно улыбающийся мне… Только в этот раз тепло его глаз предназначалось не мне одной.
- Милая, - папа смотрит на меня с обожанием, - Как здорово, что этот молодой человек зашел к нам на чай. Теперь, познакомившись с таким прекрасным работодателем, я могу быть полностью спокоен за свою дочку. Ну что же ты стоишь? Присоединяйся к нам скорее. Виктор очень ждал этой встречи. Виктор… - его слова сливаются в бессвязный поток, в моем разуме приобретающий масштабы истерии.
Ну, привет, Виктор Паймур, рада видеть тебя воочию,
мой ночной кошмар.
***
Я не могу сказать точно, что именно я ненавижу больше – скользкую гримасу его торжества или те ситуации, в которых я должна принимать участие. Почему бы мне его не застрелить? (Предвижу вопросы Сил.) Мне же нечего терять. В голове всплывает образ отца тем декабрьским утром. Мда, не стать мне сегодня идеальным оружием.
Говоря начистоту, в последнее время принимать решения мне приходится крайне редко. Если воспринимать Виктора только как своего босса и с искрами в глазах бросаться выполнять все его поручения, может показаться, что моя видоизменившаяся работа приносит мне не только удовольствие слепого исполнения, но и заветное место в Обществе и даже деньги, полностью оплачивающие папино будущее на пару лет вперед. В этом и кроется моя панацея.
Виктор – стратег. Утро начинается с приветствия, затем мы работаем, часто – по отдельности. Иногда он делится со мной мыслями о своих клиентах, иногда – мыслями о музыке и книгах, и даже тогда я, признавая, что он интересен, не могу забыть о том, что он – мой босс.
К вечеру череду заданий и их выполнений можно сравнить с автоматом выдачи колы: я дал – ты взял. И вот тогда, тогда я вспоминаю, что на самом-то деле Виктор – сучий тиран с золотой ручкой «Паркер» в руках.
- Вега, мне нужна твоя помощь, захвати салфетки, - механический голос автоответчика меня интригует.
- Вега, иди сюда, - Виктор не отрывает глаз от бумаг, и в свете лампы его лицо приобретает черты дьявола.
- Вега, убери грязь, - я еще пару секунд перевариваю это задание, прежде чем приступить.
В моем контракте в строке «должность» черным по белому написано «помощник барристера В. Паймура», а в строке «обязанности» стоит прочерк. Не придраться.
Я молча протираю стол, гадая, куда же делась та хорошенькая уборщица, в мгновение ока исполняющая подобные задания. Кажется, это она встретилась мне в коридоре парой минут ранее.
- Ты не заметила, это не все, - коротко бросает он, указывая мне на свои брюки – капли кофе в районе паха давно уже высохли, и сейчас я как пес, которому непонятно, что от него хотят.
- Простите,черт возьми,Но это не входит в мои полномочия, сэр, - когда я сказала так в последний раз, Виктор пришел в мой дом на завтрак.
Теперь я боюсь так говорить.

После вчерашней уборки кофе я заметно размякла, но в тысячный раз поклялась себе не ломаться. Сегодня у меня должен был быть выходной, но Виктор слишком умен, чтобы отпускать меня с подломленной волей восстанавливаться целый день дома – в противном случае ему бы пришлось начинать все сначала.
- Добрый день, – всегда захожу в кабинет со стуком и минутным ожиданием – слишком боюсь увидеть что-то, моим глазам непредназначенное, за этой дверью из красного дерева, - Вы хотели меня видеть, – я приближаюсь к его столу и останавливаюсь напротив, ровно посередине комнаты – так он меня научил.
Солнечные зайчики, на секунду пробившиеся сквозь февральский бетон, радостно пляшут на наших лицах – на его, аристократически бледном, каждый день напоминающем мне о том, кто он, а кто – я, и на моем, навсегда впитавшем в себя теплый ветер Колумбии.
Но ведь и ей было суждено стать Великой в 1818 году.

+2

3

В это воскресенье я просыпаюсь раньше, потому что не люблю когда мне отказывают. В бездне гардероба, в ряду похожих друг на друга костюмов, выбираю единственный предназначенный для утреннего шантажа.
К дому твоего отца я еду на своем личном автомобиле. На пассажирском сидении рядом - коробка булочек с корицей. Вега, ты заставляешь меня напрягаться.
Паркуюсь на почтительном расстоянии от дома мистера Вега с одной единственной целью - успеть заиметь морозный румянец для первой встречи. Да-да, я ничем не отличаюсь от вас, выродки, почувствовал себя равным мне? А теперь впусти внутрь, мне необходимо корчить из себя приятного человека сидя за твоим столом и, давясь растворимым кофе, рассказывать на протяжении еще пятнадцати минут о том, как Эстер повезло работать на меня.
Что ж, как я и думал, ничего особенного. Похоже, я единственное украшение вашего дома.
Анекдот, прочитанный мной в утренней газете, делает свое дело и теперь мы с твоим отцом лучшие друзья. Будет жаль, если с ним что-нибудь случится.
И вот, твой тёплый голос где-то у порога. Я и не знал, что ты способна на такие интонации. Я вижу как преображается твой отец. Он так рад, что ты вовремя. Я так рад, что ты вовремя.
Стоя чуть позади я не выхожу из образа и одними глазами даю тебе понять, что завтрак в твоем доме не входит в мой обычный досуг. И ответ мне не нужен, на твоем лице и так написан кайф от яркого примера нагоняющих твой зад последствий за действие, которое ты предпочла не выполнять.
Ну, привет, Эстер Вега, рад видеть тебя воочию,
моя новая игрушка.
***
Раньше ты была сержантом полиции, а теперь ты подручная адвоката. Маленькая шлюшка променяла верность короне на деньги и послеобеденный отсос. С последним, правда, вышла заминочка.
- Да, сэр, - чеканишь ты ежедневно, но мне этого мало. Мне нужно больше, я хочу нечто особенное от тебя.
- Конечно, сэр, - покорность в твоем голосе доставляет. Ты не даешь и повода придраться, а я начинаю от этого уставать. Как мне тебя наказывать, когда ты ни в чем не виновата? Я всё же честный человек. Провоцирую тебя, прощупывая границы твоей однобокой покорности.
Я нашел сбой в твоей программе еще при первой встрече, какая удача. Но, видишь ли, я не люблю когда мне отказывают. Решил, что тебе не достает мотивации. Хотя, казалось бы, куда уж дальше? Я дал тебе место в Обществе, я дал тебе деньги. Вега, ты вынудила меня позавтракать с твоим отцом, имей совесть.
Каждый день я, помимо заданий, которые действительно чем-то полезны, экспериментирую с поручениями для моей верной помощницы. Вчера мы проверили как ты относишься к уборке.
Ответ не верный.
Я столько тебе дал, а ты не можешь просто вытереть кофе с моих брюк. Любопытный тормоз в твоей голове. Я намерен его сломать.
***
Сегодня я вызвал тебя к себе, потому что наконец нашел на тебя время. Уверен, что и ты найдешь время на меня в свой выходной.
Стук в дверь и дежурное: - Добрый день, - твой голос будто заранее мёртв, - Вы хотели меня видеть.
И как тебе удается вечно отвлекать меня от дел, даже когда я тебя жду? Возможно тебе следует резче двигать бедрами, когда тебя зовёт босс, а не собирать сопли и слюни в свой маленький кулачок по нескольку минут, дабы создать бездарную видимость того, что ты меня не боишься? Я вынужден отвлечься от написания электронного письма клиенту с подробными инструкциями о том, как вести себя в зале суда. Посмотри чем я жертвую.
Ты останавливаешься ровно там, где мне не мешаешь, но сегодня ты нужна мне гораздо ближе.
Что ж, моя гордая гора, я иду к тебе.
Лакированные туфли с мерным скрипом вдавливают мой белый ковёр и это единственный звук помимо тиканья часов, который меня раздражает. По правде, я ненавижу тишину, но только в ней я могу работать.
Останавливаюсь от тебя в паре шагов - достаточно чтобы избавить себя от дешёвого запаха тебя и твоих духов. Я встал как раз между тобой и лучиками солнца. Подкладываю одну руку под локоть другой и, приложив палец к подбородку, задумчиво вглядываюсь в тебя, жду когда твоё ожидание станет напряжённым.
- Все ли тебе нравится? - у меня будто серьезный разговор к тебе, но решил я начать его непринуждённо. Я успеваю сделать вдох для продолжения фразы ровно в тот момент, когда ты собираешься сказать "Да, сэр.", тем самым затыкаю тебя, - Может тебе чего-то не хватает? - я вскидываю брови так, словно размышлял над этим последние несколько часов. Я знаю что ты скажешь, но мне нужен твой ответ для продолжения по сценарию и я его жду. Я даю тебе сказать, а потом слегка удивляюсь твоим словам.
- Просто, почему-то не похоже что ты довольна, Вега, - негодующе развожу руками и начинаю тебя обходить, - Понимаешь, все, кто на меня работает, должны быть счастливы работать, иначе результат работы... - даю тебе время впитать первую часть пищи для ума, -...получается поверхностным. Кто-то где-то что-то не доделает.. понимаешь меня? - я так заботливо с тобой этим делюсь и могу пока только гадать, чуешь ли ты к чему я веду, - А когда кто-то что-то не доделывает, становлюсь несчастным Я. Как работодатель. - к этому моменту я уже описал вокруг тебя полный круг и встал напротив, опираясь на обе ноги сразу и переплетя пальцы на руках в замок на уровне своего ремня.
- Выходит, что моё счастье напрямую зависит от твоего. - куда уж очевиднее, милая?
- А твоё - от моего.

Отредактировано Victor Pymoor (2016-11-06 19:10:08)

+2

4

- Как это мило с вашей стороны, мистер Паймур... - мой язык вяло ворочается где-то на уровне глотки, а влажный взгляд бассета, готовый разразиться всеми водопадами мира, блуждает по потолку.
Ничего страшного, Эстер, это все ничего. Глотай, - ...Привезти мне рабочие бумаги прямо на дом, - я не сразу замечаю, как побелели костяшки моих пальцев, вцепившихся в спинку стула, ища в ней толи опору, толи жертву обстоятельств; под моим весом он жалобно скрипит, чудом удерживаясь на хлипких ножках,  (где-то там папа бормочет себе под нос, что его пора бы починить) теперь же заставляя меня от него отшатнуться, крепко сжав дрожащую ладонь в кулак.
- Мы не в праве вас больше задерживать, - уголки моих губ поднимаются, словно привязанные на ниточках; я не смотрю на тебя, Виктор Паймур, прекрасно зная, как вас, мой царь и Бог, бесит мой тупой безвкусный взгляд; я не делаю ничего, что хоть как-то может вывести вас из душевного равновесия, сэр, я больше не буду ошибаться, сэр, я... - Провожу вас до машины.
Молоточек в моей голове больше не отсчитывает ритм сердца – теперь он звенит без остановки, как пожарный гудок. Эй, там, спасайтесь. Что-то мерзко нашептывает мне на ухо проклятия, а я улыбаюсь, одной рукой подавая Виктору пальто, другой – сжимая висок. Как вам мой триумф?
- Все хорошо, милая?
- Все хорошо, папа, поставь чайник.
***
- Все ли тебе нравится?
Я все ещё тупо наблюдаю за блеском этих лакированных туфель, блуждающих по белоснежному ковру. Если прислушаться и закрыть глаза, то можно услышать зиму. Передо мной - утренняя тишина, пустая лужайка и свет, отражающийся от всего вокруг. Я вместе с ребятами с моего квартала убираю снег за четвертак, стакан какао и имбирное печенье. По вечерам мы сидим в балетной школе и слушаем музыку, я наблюдаю, как танцует моя мама и примеряю ее шерстяное пальто, пока она не видит. В моей жизни все замечательно.
В этот же момент я набираю полную грудь воздуха, чтобы отчеканить те самые пять букв, и на мгновенье задохнуться, поняв, что все уже сказано за меня.
- Может тебе чего-то не хватает? – вот опять. Я не успеваю сосредоточиться. Понимаю, что слышу требования, но не понимаю их смысл. Хмурю брови словно старый пёс и с каждой секундой теряю свой боевой запал, - Всего хватает в достатке, сэр, - Виктор обходит меня, в сопровождении отголосков каждой моей части тела. Вот он оказывается сзади, вне зоны моей видимости, я закрываю глаза и еле заметно передергиваю плечами, отпугивая от себя холодок.
Виктор Паймур вселяет в меня животный ужас. Слепой страх преследования. Трепет перед хищником. Беспомощную тревогу.
И это злит.
Он останавливается передо мной, переплетая руки в замок – и я разглядываю пряжку на его ремне настолько сосредоточенно, будто от каждой её детали зависит моя жизнь.
- Виктор, – мягко, но чётко, на выдохе, практически шёпотом, чуть наклоняясь вперёд, будто бы боясь, что кто-то нас услышит, - Я понимаю вас, и если вдруг вы несчастны, причина этому – кто-то другой, - я делаю шаг назад, чувствуя, как душит меня сократившаяся между нами дистанция.

Ты постоянно спрашиваешь, поняла ли я тебя - достаточно унизительный психологический ход для такой сообразительной девочки вроде меня. Ты смотришь на меня как не дешёвку, морщишься, когда я говорю слишком быстро и заваливаешь делами, проверяя мою трудоспособность. Ты ждёшь, когда я взмолюсь тебе. Когда спрошу, в чем дело, что со мной не так или можно ли помедленней. Когда задам вопрос, стоящий такого блестящего адвоката вроде тебя – подниму дрожащий взгляд и промямлю нечто вроде «а где справедливость, сэр?» Представляю, как ты будешь смеяться.
Я не думаю, что, как и почему. Аневризма отучила меня от многих вещей, но научила только одному – сдаваться без боя. И я бы сдалась, о да, черт возьми, я бы сдалась так, как сдалась с Сил, как сдалась с полицейским участком, поверь! Я бы сбежала при первой возможности, если бы ты был не беспощаден, а жалостлив.
Виктор Паймур убивает меня, но вместо грусти я чувствую отчаяние.

...Сэр,
я готова заплатить за сегодняшнюю дерзость. Я, а не мой отец, не мои близкие, не моя гордость,
понимаешь меня?
- Теперь я могу идти? - по-прежнему спрашиваю разрешения, по-прежнему стою на месте, натянутая как струна, и по-прежнему не двигаюсь, пока не услышу положительный ответ. Можешь считать, что сегодня я сорвалась, и теперь, в паре со смирением я чувствую стыд. Липкий и вонючий стыд, приставший к моей коже ровно настолько, как если бы я отсасывала тебе каждый день за надбавку к жалованию.
Сколько ударов розгами ты насчитаешь для меня сегодня, мистер Паймур? Клянусь, рано или поздно я научусь получать от этого удовольствие – планирую успеть до похорон.

Пожалуй, потороплюсь.

+1

5

Ты глупая оса, выпускающая жало посмертно, но меньшего я от тебя и не ждал. Слышу как в панике забилось твое сердечко, а на лице выступил холодный пот в форме отчетливого "sos". Но ты оправдываешь мои ожидания и вместо приветствия я слышу завуалированное "уходи". Тому, кто тебя воспитал, должно быть стыдно. Каждый в этой комнате отчетливо понимает, что никаких бумаг при мне нет, но я все равно горжусь тобой, мой маленький и неуклюжий борец. Ты только что наступила на мину, вальсируя среди окопов. И я, как и должно, веду.
Я бужу своего внутреннего актера и играю неловкость: слегка повел плечом, пробежался глазами по полу, мельком взглянул на твоего отца, потерянно улыбнувшись, на тебя, с наивностью и надеждой даю тебе шанс одуматься, а затем на часы. Конечно я должен тебе подыграть, но в моем сценарии жертва не ты, и даже не твой отец. Я набрасываю на свои плечи тяжелый плащ под названием "мне очень жаль, что я существую", хоть он и не в силах полностью скрыть мою уверенность в себе, и повинуюсь тебе, Вега, осторожно забирая из твоих рук пальто. Я выхожу из этой ситуации с гордой неловкостью для твоего отца, и абсолютным победителем для нас с тобой.
- Понимаю, я и сам был бы не рад увидеть начальника в своем доме, - пытаюсь скрасить неловкость момента шуткой, так прекрасно вписывающейся в ваш гиблый интерьер. Мои слова не для тебя, а для твоего отца. Я оправдываю тебя, чтобы он прочувствовал кто из нас злодей. Чтобы мои слова прошли через него и преобразились. Посмотри на меня, я жертва, мне так жаль, что ты не можешь увидеть во мне кого-то кроме босса. А я ведь такой хороший. Скоро твой отец будет говорить с тобой моими словами. А до тех пор угощайтесь булочками с корицей.
- Мне так жаль, может в следующий раз, - я покидаю твой дом, оставляя в твоем отце навязчивую мысль о том, что ты ко мне не справедлива. Но эти слова для тебя, Вега, ведь только от тебя зависит когда настанет этот следующий раз.
Когда мы остаемся наедине за порогом, я даю волю своей наглой и самодовольной улыбке. Она искренняя, смотри. Я перед тобой всегда настоящий. Почему ты этого не ценишь?
***
- Виктор, - мне показалось я ослышался. Ты опустилась до фамильярности? Я будто слышу нежный треск в твоих нервах. Мой сучок надломился? Моя сучка надломилась. Но я чуть прикрываю глаза, припоминая как ты сказала мое имя. Уверен, что ты и не догадывалась какое удовольствие мне доставила, пока я сам тебе не показал его на своем лице. Это мой подарок тебе. Эта мягкость.. сдается мне, ты меня дурачишь.
- Я понимаю вас, и если вдруг вы несчастны, причина этому – кто-то другой, - решила сыграть в перевод стрелок? Милая, моя стрелка всегда указывает на тебя. И я так же непреклонен как исправный компас. И столь же напряжен.
Борюсь с желанием наградить тебя пощечиной за дерзость, я вынужден убрать руки за спину и там сжать кулаки. Пойми как мне тяжело и оцени как я стараюсь ради нас обоих.
И тем не менее я не могу позволить тебе решать за меня, кто повинен в моем несчастье. Особенно, когда ответ прямо передо мной. Я делаю глубокий выдох, когда ты просишься уйти и неодобрительно качаю головой. Мы только начали, но раз ты хочешь, я ускорю события.
Сокращаю между нами расстояние, мысленно ругая тебя за то, что мне приходится делать два шага вместо одного, только потому что ты не смогла стоять на месте. Правую руку я подношу к твоему лицу, но не с целью ударить, как бы мне того не хотелось. Осторожно касаюсь твоего плеча и веду ладонь к уху, завожу пальцы к затылку и в итоге обхватываю тебя за шею. Теперь я могу управлять тобой как марионеткой, моя славная игрушка.
Склоняюсь к тебе, хочу говорить тебе на ухо и в то же время видеть твое лицо. - Я прекрасно знаю кто причина моему несчастью, - процеживаю сквозь зубы, безвозмездно даря тебе каждую твердую согласную. Я чувствую твой дешевый запах, ты чувствуешь мою ледяную руку. Давай прямо: я хочу тебя, а ты хочешь уйти. Мы как корабли в море, только я подлодка, а ты шлюпка. Мои орудия наготове, суши весла.
Заглядываю тебе в глаза, поддерживая твою головку, чтобы ты не смогла как всегда струсить и отвести взгляд. Делаю глубокий вдох, успокаивая свою злость.
- Надеюсь мне не придется объяснять, почему я выбрал именно тебя, чтобы ты сделала меня счастливым. - теперь я говорю спокойно, улыбаясь только губами. Ты даже не представляешь какой массив правды я вложил в эти слова.
- Ты же хочешь сделать меня счастливым? - взглядом бегаю по твоему лицу, то ли любуясь им, то ли выбирая куда прицелиться коленом. Вопрос, конечно, подразумевает только один вариант ответа.
Признаться, я начинаю терять ясность ума.
- Все просто: ты сделаешь кое-что для меня, а я прощу тебе твою оплошность и стану счастливым, - здесь у тебя выбора тоже нет, как жаль. Я сдерживаюсь, чтобы не кивнуть твоей головой за тебя.
Почувствуй на сколько я сегодня к тебе благосклонен. Я выбрал разговор с тобой, я спрашиваю разрешения. - Что скажешь?

Отредактировано Victor Pymoor (2016-11-27 01:34:05)

+1


Вы здесь » ZUGZWANG » Отложи на завтра » 08.02. Убей в себе гордость