ZUGZWANG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ZUGZWANG » Отложи на завтра » 10.02 / Policja nocne


10.02 / Policja nocne

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Тип эпизода
закрытый.

10.02, 12:00 p. m.

Прохладная ясная ночь, с поправкой на тропический климат


о п и с а н и е
Порт Ройал достаточно красивый город, чтобы им можно было наслаждаться и ночью. Но нет, не такая здесь жизнь по ночам, чтобы ей можно было наслаждаться. Обычный (не совсем) вызов в кинотеатр под открытым небом ничего под собой не подразумевал. Разве что запрос был от Общества, и нужен был лояльным им полицейский. Пожалуй, в Порт-Ройале полиция идет на самые больше сделки с совестью.

0

2

Тик так
Тик так

Она отстукивала ноготками по рабочему столу монотонный ритм. Глаза то и дело посматривают на часики. А они все так же тикают.
Тик так
В голове засела прочно мысль о ее сегодняшнем дне. Нездоровый холодок прошелся по коже, вызывая мурашки. Ощущение, будто волосы на голове зашевелились. Изморозь наизнанку. Хотелось уже кинуть все дела и броситься туда, куда ей приказали прибыть к 12.
Боялась ли Сильвана? Отнюдь, ей давно общество не давало каких-то заданий. Все это состояние гуся было вызвано нетерпением и предчувствием чего-то большего.
Сильвана Висла отчаянно хотела напакостить, выпустить пар, но пока что, ее руки были связаны.
Проходящие мимо сотрудники приветливо, что так задержались на посту допоздна, улыбались, тая в душе злобу и обиду. Здесь она бельмо на глазу каждого, но каждый имеет за честь не быть бельмом для нее. Наивная  и беспроглядная тупость некоторых заставляла улыбаться. Ухмыляться. И желать скорейшей смерти каждому второму здесь.
Сильвана с трудом сдержала утробный смех, чтобы не вызвать еще большего непонимания и подозрения к себе. Овцы и волки будто поменялись местами.
Отдел какого-то березового ситца.
Смотришь на оборотней - и сердце тронет холодок.
Отдел каких-то бесконечных розовых очков.

Посмотрев в очередной раз на часы, губы девушки тронула едва заметная улыбка. Опять. Часы показывали без четверти двенадцать. Самое время отправится домой.
Когда девушка встала, никто не был этому удивлен, ибо все знали, что без четверти двенадцать - и не взирая ни на что, Висла покидала свое место. Тактичная скотина.  Взяв самое необходимое для полицейского, никто не обратил внимание, что Висла захватила и табельное оружие.
Никто не обратил внимание, что вода подступает. Река бурлит.
Смена картинок за окном машины нисколько не привлекала внимание. Она не смотрела ни на нарушителей, ни на патрульных, что так же пропускали нарушителей. Надавив на педаль газа, девушка еще раз посмотрела на часы.
Как хорошо что она не имеет привычки опаздывать. Ночные дороги непривычно пусты. Вселенский сговор не вселенского городишки.
Приехав к кинотеатру, Сильвана в очередной раз удивилась выбору места. Уж не такое себе место она представляла для получения данных от Общества, и уж тем более, даже не представляла, что ее ждет.
Руки автоматически сложились в крест на груди, закрывая тело хоть немного от проходного ветра. Еще утром, выезжая на работу, она не рассчитывала что ночью ей придется куда-то переться.
Внутреннего тепла явно не хватало сейчас, чтобы согреться.

Посмотрев на часы на руке, которые показывали ровно двенадцать, девушка осмотрелась по сторонам в поисках хоть какого-то движения. Она всматривалась в беспроглядную тьму, хотя и без того знала, что тьма давно смотрела на нее.
Сильвана сильнее сжала саму себя, не то от предвкушения, не то от холода. Лицо абсолютно ничего не выражало, кроме едва заметного румянца, появившегося от холода, и закусанных до красноты губ.
Спустившись ближе, к так званому, белому экрану, на котором из-за ветра образовывались волны складок, девушка присела на ближайшую скамью, всматриваясь в землю. Может быть к земле поближе, раз про небо забыл.
Она давно разучилась смотреть на звезды и небо. Только потому что в Порт-Ройале гнилое даже небо.
Фальшивое.
Одиночества плесень не для нее, но эта плесень чувствовалась даже под ногами до блеска начищенных туфель.
Сильвана всматривалась в свою плесень и вслушивалась в шорохи вокруг. Ожидание - не сахар.

+1

3

Арнольд был слишком важен для тех дел, которые ему приходилось делать во благо Общества. Ну, так он считал. Но довольно часто выходило так, что то, что было, по его мнению, «грязной работой», приходилось выполнять самому британцу. Единственная мысль, которой он себя утешал, что это было проявлением его «самостоятельности».
Ни усталость, не стакан коньяка не помешали мужчине сегодня сесть за руль и поехать по делам. Некоторые люди из Общества должны были уметь говорить и молчать только тогда, когда это было нужно. Нет, не все это делать умели. А некоторые из этих людей были уважаемыми личностями и за пределами Карибского Вавилона. Поэтому неудивительно, что до них иногда приходилось добираться используя «читы». И одним из таких «читов» было большое положение в Обществе. Собственно, Арнольд именно к этому типу достижения цели и прибегнул. Болтливый политик понял, что всё идет не так, когда ему по среди званого ужина захотелось сильно спать. Как только он понял, что засыпает, стал молиться, просил, чтобы его не убивали. Ну, Арнольд не был святым человеком, но и убивать мужчину не планировал. По крайней мере, если бы все пошло так, как надо.
Естественно, чтобы было не так одиноко исполнять свое грязное дело, Арнольд позвал на помощь помощников из доблестной полиции города. Естественно, тех из них, что были лояльны Обществу. В количестве одной штуки. Бентли мчался по улицам Порт-Ройала, а Арнольд уже ожидал того, что на условленном месте его будут ждать. Его привычный облик был дополнен курткой и перчатками из кожи, настолько дорогими, что за них можно было купить три автомобиля среднего класса.
Спустя время, мужчина оказался в условленном месте. Вышел из машины, осмотрелся. Увидев единственного живого человека, Арнольд махнул ей (этим человеком оказалась женщина) рукой, подзывая. Сам же занялся извлечением живого тела из автомобиля.

0

4

От своих мыслей ее отвлек звук мотора, что разнеся по округе. В лицо засветил свет от фар, заставляя щурится от неприятных, местами болезненных, ощущений. Сильвану передернуло. Какое-то неприятное ощущение холодном прошлось по телу. Девушка даже передернула плечами, будто сбрасывала с себя какое-то наваждение.
Будто непонятный морок пробирался сквозь ту пелену, которую тот человек, вышедший из машины, создавал вокруг себя.
Нечто одуряющее, помрачающее рассудок.
Сильвана не боялась его, нет. Но она всегда была на чеку, и видит бог, грязное небо и всепоглощающая тьма, рядом с ним, ее пистолет всегда работает исправно.

Он махнул ей рукой. а она будучи шавкой, играет роль благодарного пса за брошенные из барского плеча кости. Во всяком случае, в таком образе ей находится удобно.
Догадывался Арнольд Харрогейт что это все - напускное? Весьма возможно. Она играла эту роль на столь хорошо, ведь свое яство ей не удается спрятать.
Обняв себя еще сильнее, заодно проверив наличие в нагрудною кобуре оружие, девушка двинулась в сторону врача. Будто сам дьявол дал ему в руки скальпель и велел вершить правосудие(если так вообще можно выражаться) от его имени.
Сам же врач двинулся в сторону багажника и Висла глотнула неприятный ком от приятного предчувствия. Подойдя ближе к машине, Сильвана висла натянула на лицо свою миловидную улыбку, заодно гася в душе едва распалившееся пламя какого-то наваждения. Она будто была взбудоражена тем, что ей сейчас откроется.
Ей.
А не кому-то еще.
Сдержать улыбку стало еще труднее. Что-то будоражило сознание, ладошки вспотели а желание сотворить какую-то тайну брало верх.
Сильвана слышала что есть игра добрый и хороший полицейский. Но будучи сержантом, она оказалась на каком-то пограничном состоянии.
Индифферентное ощущение своей значимости. Словами общества она творила зло, своими руками в отделе она вершила правосудие. И почему-то это никогда не пересекалось. Сегодняшняя ночь не является исключением. Девушка шикнула себе под нос, мысленно карая себя за такое двуличие.
Однако...
- Вечера, мистер Харрогейт, - девушка обошла машину и встала рядом с мужчиной, абсолютно игнорируя его внешний вид и фактуру. Он был занят... Извлечением тела из багажника машины, и если бы не бывалый опыт, Висла точно ахнула да охнула от удивления.
В нос ударил неприятный запах, чего-то металлического и затхлого. Прикрыв лицо ладошкой, девушка брезгливо поморщилась, прикидывая на кой черт здесь она, ведь тело уже просто тело, душа-то аля-улю, надеемся, в поднебесной. В какой-то момент девушка даже пожалела что ей лень идти к своей машине, дабы достать кожаные перчатки. Придется марать руки напрямую.
Вздох.
- Давно от вас не было звонков, а сегодняшний уж совсем был неожиданным. - Сильвана показательно хлопнула в ладоши, улыбаясь, как ребенок в новогоднюю ночь. Рвущийся наружу смех стало еще труднее контролировать. Пару смешков вырвалось наружу,  возможно привлекая к себе ненужное внимание врача. - Этот прекрасный мир с его прекрасными созданиями - девушка присела рядом с телом, проводя уже по трупу рукой, взъерошивая волосы. Кто был этим человеком и за что его так Вислу не интересовало.
На лице застыла какая-то блаженная улыбка, когда на руках отпечаталась кровь. Сильвана была брезгливой, но она в тоже время была крайне любознательной.
Ребенок в теле взрослого челочека. - Вновь Вас беспокоят? - Она наконец оторвала взгляд от человеческого мешка и посмотрела на врача. В непроглядной тьме он казался весьма и весьма сексуальным.

+1

5

Арнольд подумал, что девушка его вроде как узнала. Вполне возможно, что мужчина её знал, да и черты лица были ему знакомы. Правда, она всё же сливалась в его памяти с лицами многих разных девушек из полиции, и если бы попросили назвать её имя – можно с полной уверенностью сказать, что для Арнольда это было непосильной задачей.
Не смотря на то, что его подопечный на момент укладывания был точно жив, по какой-то причине на момент прибытия он оказался мертв. Почему? Ну, возможны были варианты с поздно среагировавшей, но среагировавшей аллергией на транквилизатор, или в дороге растрясло – причины были разные. Правда, единственное, что сейчас по-настоящему заботило светловолосого, так это то, что скорее всего машину придется ликвидировать. В конце концов, он взял себе за правило не возить трупы, только живых. А так его не волновало, что за цену одного такого автомобиля можно чуть ли не целый жилой квартал с землей выкупить. Мысленно мужчина Арнольд решил, что следующий его конь будет родом из Мюнхена, прямо из сердца компании с тем же флагом, что и Бавария, где их делают.
От размышлений Арнольд был отвлечен девушкой, которая была сейчас с ним. Мужчина вникал в её слова, и у него возникло впечатление, как ему казалось, ошибочное, что происходящее её радовало больше, чем самого Арнольда. Хотя, собственно, его это не очень-то и радовало. Ему было бы лучше, если то, что сейчас являлось всего лишь простыми бренными останками, было ещё живо. И он незамедлительно это озвучил.
- Было бы намного лучше, если бы это было живым. Но, как видишь, не судьба, - произнес с некоторой отрешенностью мужчина. – И что самое печальное – машину жалко. Я не люблю ездить в машине, где был труп. Я не планировал в ближайшее время менять машину, но, как видишь, придется.
Мужчина не решил отрывать взгляд от девицы. Он её даже назвал бы довольно милой. Но не поэтому он остановил свой взгляд. Сфокусировав зрение на её образе, он продумывал свои дальнейшие действия. С какой-то неохотой он отстранился от бесстыдного созерцания полицейской, и достал из автомобиля канистры с бензином.
- Ммм, - чувствовалось усилие, которое сделал Арнольд, чтобы заговорить. – У тебя есть с собой машина? Не хотелось бы беспокоить своих людей, а до дома добираться надо. И напомни, как там тебя зовут?

+1

6

Сильвана усмехнулась. Усмехнулась так, как это делал дипломат перед лицом еще одной транснациональной компании; как это делала проститутка, пришпоренная очередной купюрой; как это делал адвокат, довольный очередным аргументом.
Сильвана усмехалась будто была уверена в своей правоте и своих деяниях.
Она не мучалась, что не понимала куда ее влечет весь этот водоворот событий. Ее это даже не волновало.
Ветер колыхал траву и обмораживал оголенные участки тела блондинки. Однако, складывалось впечатление что Вислу согревал какой-то ее внутренний возбудитель, что сейчас вот так вот будоражил кровь.
Она и дальше с каким-то нескончаемым детским интересом всматривалась  в окоченевший труп, вовсе не задаваясь вопросами как и зачем.
Созерцаемая ею картина доставляла какой-то восторг. Она даже не обратила внимание на то, что Харрогейт ответил практически моментально.
- А меня радует. - Улыбка сошла с девичьего лица. Рука была убрана а взгляд вновь переместила на врача. - Ведь в какой-то степени, мы контролируем популяцию. - На лице отразился какой-то непонятный оскал, от чего девушка вновь потребовалась какая-то сила, чтобы сдержать смех. Но.. - Ха-хах, популяцию. Как собак.
Девушка протянула руку и вновь провела по скрючившемуся человеку, чье сердечко уже никогда не забьется. Она провела рукой по его груди, надавливая насколько могла в то место, где ранее бился орган, качая кровь туда-сюда.
С каким-то сожалением Сильвана цокнула языком, ведь она даже не может притронуться к этому органу.
Нет, девушка могла бы зайти в морг и все ощупать-перещупать, но ведь это ... не то. Не так заводит. Не так заставляет восхищаться эволюцией и стагнацией.
Вдох.
Выдох.
Рядом послышалось шуршание и шаги, которые стали отстранятся. В какой-то момент девушке подумалось что мистер Харрогейт удалился и вовсе прочь отсюда, оставив все на полицейскую. И девушка бы не возникала, склонив голову и выполнив бы все, что требовалось, иначе для чего она здесь?
Девушка подняла взор вверх, и ничего не видела. Однако, глядя на это проклятое небо в мыслях возникала одна лишь Эстер.
Сильвана мотнула головой, после чего провела по губам большим пальцем, незаметно для себя оставив кровавое пятнышко. Запустив пальцы в волосы, девушка с силой сжала косу, приводя себя в чувство.
Первый раз так ее коробило от всей это ситуации.
Первый раз так ее трясло от желаний.
Первый раз так она смотрела вперед и ничего не видела.
Девушка поднялась на своих двух, когда мужчина остановился рядом с ней. От такого она невольно вздрогнула. Девушка еще раз посмотрела на мужчину, понимая что тот ждет ответы вопросы.
Невинно улыбнувшись и хлопнув глазками, девушка склонила голову набок, слегка прищурившись.
- Естественно, мистер Харрогейт, есть. - В доказательство своих слов полицейская кивнула в другую сторону от них, указывая на машину, что была припаркована у въезда в открытый кинотеатр. - Знаете, есть река такая, Висла?
Так вот, я Сильвана Висла, и я постараюсь сыграть с вами в ассоциации.
Хлопок в ладошки.
Ее лицо тронула едва заметная улыбка. Нежная и мягкая, как у чистых и непорочных детей. Девушка завела за ухо выбившиеся пряди, что волнами спадали по плечам и лицу.
Непонятная игра двух заигравшихся началась.

+1

7

Люди сами по себе ненормальные. А те, что считаются нормальными, просто подходят под те нормы, которые распространены в его среде обитания. Естественно, Арнольд относил себя к ненормальным. Научная этика его привлекала куда больше, чем гуманитарная. И, всё же, мужчина выделял из общего числа в том числе и ненормальных.
И если говорить о ненормальных, то новая знакомая была одной из них. Плохо ли это? Отнюдь. У «нормальных» нет никакой индивидуальности. Они живут согласно этике и ролям, которые накладывает на них общество. А вот «ненормальные» интересны, и с ними уж точно не соскучишься.
- Популяцию, да? – задумчиво протянул Арнольд. – Ну, что-то есть в твоих словах. Я – врач, а ты - полицейская. Да, определенно что-то есть.
Ещё раз блондин остановил свой взгляд на девушке. На её фигуре. Пускай его и не назовешь хорошим эмпатом, но всё равно он чувствовал её возбуждение. Сложно было сказать, какого оно, это возбуждение, плана: предвкушения, сексуальное, воодушевленное. Он чувствовал это достаточно сильно. Магия ночи сильно сказалась не только лишь на мужчине. Но, как показывала практика, для всех ночь своя.
Арнольд, услышав слова о наличии у полицейской машины, посмотрел на свою детку, свою фиолетовую малышку, которой предстояло сожжение. Арнольд не был суеверным, но он брезговал ездить в машине, где был труп. Странно, конечно, слышать такое о враче, но, в конце концов, врач врачу рознь.
- Эх, жалко сжигать машину. Но теперь она осквернена, я не смогу на ней ездить. А она стоит как насколько личных квартир в престижном районе. Большинству и жизни мало чтобы её накопить, - вздохнув, Арнольд глянул на полицейскую, которая ему стала представляться. – Висла? Да, знаю. Получается, полячка? Да, довольно интересно. А что за ассоциации?
Арнольд внимательно глядел на полицейскую. Преимущественно в глаза, но периодически переводил взгляд на её тело.

+1

8

Она вновь засмеялась. Дотошно и протяжно. Улыбка то и дело не сходила с ее прекрасного личика. Девушке даже стало чудится мысль, что ее могут отправить на лечение, ибо с такими отклонениями трудно наверное работать в отделении.
Отклонении от норм которые были исследованы на людях, которые явно были с отсутствием нормы.
От таких мыслей становилось трудно дышать. Будто само ее яство было против всего "положенного".
Общество любит бросаться из крайности в крайность, аргументируя все тем, что так "положено".
Сильвана когда то тоже так думала, в далеком детстве, когда ее разум еще не был столь затуманен отвратной, грязной пеленой. Когда ее сердце было непорочным, было здоровым, в фигуральном смысле этого слова.
А сейчас... Сейчас,  почти десять лет спустя Сильвана настолько погрязла в желании уничтожить вселенское равновесия, что сама потеряла себя во всем этом равновесии.
Ей бесконечно казалось что она является тем рычагом, который нужно опустить.
Спустя десять лет она сама является той "крайностью", в которую бросает людей. Единственное отличие - Висла всегда все усугубляет.

Блондинка вновь засмеялась, заливисто и игристо, как шампанское, только она не была столь приторно-сладкой. Девушка резко развернулась к врачу, неведомая цели этого движения. Даже призадумавшись над этим смыслом, девушка не сразу даже обратила внимание на то, что ее разглядывают.
- Ну что значит, что за игра - блондинка развела руки в сторону, строя из себя удивленного ребенка, показывая всю палитру эмоций. - Вы уже сыграли в нее. - Девушка подошла чуть ближе к мужчине, проведя рукой по его плечу, будто смахнула пылинки на его дорогой одежде, невесомо проводя рукой по крепким рукам. Затем вновь отстранившись, Сильвана провела рукой по косе, скрывая улыбку за серьезностью. -  Теперь вы запомните меня, как минимум потому что я полячка. - Цокнув языком, девушка вновь развернулась к машине, мысленно соглашаясь с врачом, что такое добро жалко сжигать.
Большая часть население этого города не могла позволить себе такую роскошь, более того, сжигать ее было бы кощунством. Но кто платит, тот и музыку заказывает.
Девушка еще раз посмотрела на тело, что лежало возле машины.
Девушка еще раз осмотрела местность.
Девушка еще раз посмотрела на машину. Сделав несложные выводы, Висла, не отрывая взгляда от трупа, продолжила свою мысль в голос. - Мистер Харрогейт, не сочтите за грубость - на этих словах блондинка наступила ногой на безжизненое тело, заставляя того перекатиться на спину, открывая взору лицо. -  Данная машина чуть ли не единственная в городе, а это место слишком открытое, а труп слишком глупое совпадение, для того чтобы сжечь все здесь, понимаете? - На этих словах полицейская вновь посмотрела на врача, заглядывая ему в глаза, как голодный кот. Она прекратила улыбаться, резко став спокойной и непринужденной, как в обычной жизни.Сильване свойственна такая переменчивость.  - Однако, неподалеку есть закрытый причал, и вашу машину можно просто утопить, вместе с трупом. Вряд ли железо всплывет. Девушка улыбнулась, подмигнула, с силой надавив на грудную клетку тела ногой.
Из рта безжизненного человека вырвался вздох. Сильвана удивленно хлопнула в ладошки, радуясь тому как выходит остатки воздуха. Радует, что это происходит через рот.
- Мистер Харрогейт, а как вы думаете, это тело уже уменьшилось на 21 грамм? - Девушка засмеялась вновь, инстинктивно обняв себя руками, призывая успокоиться.
Видимо, не вышло.
21 грамм - тема очень смешная.

+1

9

- А. В этом плане. Говоришь так, будто бы в городе не так уж и много выходцев из Польши проживает, - ответил Арнольд. Собственно, в высказывании, озвученном британцем, была доля правды: в относительном соотношении поляков в городе было действительно немного. Но только в отношении. На деле поляков вполне могло хватить на средний польский город в Европе.
Но да, Арнольд её теперь запомнит. Не каждый день можно встретить столь неординарную защитницу правопорядка. Очень необычная. Казалось, в ней была своя притягательность. Как магнит, необычная, интенсивная. Удивленный англичанин даже позволил ей без последствий вторгнуться в своё личное пространство.
Потом Висла выдала довольно здравую мысль. На весь город было от силы семерка Бентли, тогда как той модели, чтоб была у Арнольда, не было больше никого. Следовательно, по тому, что останется, можно было вычислить машину. Идея полячки была разумной, но шанс того, что и машину, и тело найдут, оставался большим.
- Двадцать один грамм? Ты имеешь ввиду душу? – уточнил британец. – Как по мне – полная чушь.
Взгляд скользнул по мертвому телу. Ничего привлекательного в нем не было, а маска смерти на лице только лишь уродовала. Сложно было найти в смерти красоту. А вот в жизни… Арнольд снова осматривал Сильвану с интересом. Казалось, что девичья игривость распространилась на него самого.
- Я думаю, что и утопить машину – не самая лучшая идея. Есть шанс, что кто-нибудь её найдет до того, как меня не станет, а внутри – труп. Но я думаю, что мог бы отдать тебе машину в собственность. Все равно в ней очень мало следов чьей-либо смерти, и их легко вывести, - рука мужчины по-хозяйски впилась в упругую девичью ягодицу, и сжала не сильно, но ощутимо. – Но только если дашь себя отыметь на машине. Или в машине. Что скажешь?
Погладив недавно сжатую ягодицу, Арнольд похлопал девушку по округлости и убрал руку. Будто бы только что ничего не было.

0


Вы здесь » ZUGZWANG » Отложи на завтра » 10.02 / Policja nocne