Вверх страницы
Вниз страницы

ZUGZWANG

Объявление

18/11 Несколько эпизодов перенесено из отыгрышей настоящего во флешбеки. Пожалуйста, помните, что сейчас в игре идет февраль 2016 года. Спасибо за внимание!
Обновлены активисты недели.
31/07 Ролевая закрыта.
12/11 Набор в Общество ЗАКРЫТ. Исключения составляют акции.
11/11 ОБРАЩЕНИЕ К ЗАДЕРЖИВАЮЩИМСЯ С АНКЕТОЙ. Пожалуйста, если вам интересна игра, то продлите срок или же напишите анкету, а не молчите. Спасибо за внимание.
Так же были выбраны активисты, первый раз считался от самого открытия ролевой. Поздравим наших активистов!
07/11 У нас появились еще три квеста, в которые вы можете записаться прямо сейчас. Так же хотим сказать, что скоро будет закрыт набор персонажей, относящихся к Обществу. Спешите!
У нас появилась акция на представителей Чайной вечеринки!
02/11 У нас уже 12 принятых игроков, спасибо вам за то, что с нами! А теперь к делу: появились первые квесты, пока только для криминальной части жителей, но вскоре появятся и более нейтральные.
30/10 Пока дети ходят по чужим домам и клянчат сладости в страшных костюмах, мы открываем ролевую. Добро пожаловать в Порт-Ройал.
активисты недели:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ZUGZWANG » Никто ничего не слышал » 14.09.2015 / забери меня отсюда


14.09.2015 / забери меня отсюда

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

- Помню, как такое забыть-то, - посмеиваясь, Марисса подставляет лицо и шею под ласки брата, - Но и ты вспомни, как я враскоряку ходила. А потом учителям окончательно надоела моя пингвинья походка, они обратились к одному ответственному и серьезному старшекласснику, который, так уж вышло, оказался моим старшим братом, и поручили ему отвести меня в медпункт...

Многозначительно хмыкнув, она прильнула к Адаму и прикрыла глаза, положив голову на его плечо. В общем-то, не трудно догадаться, как бурно и страстно для них тогда закончился поход в медпункт, стоит только добавить, что смешная походка озадачивала окружающих до конца недели. С какой-то горечью Марисса подумала, что, наверное, стареет - тогда ее тыл сравнительно легко вынес сумасшедший натиск братца дважды подряд, а сейчас задница ощутимо побаливала уже после одного раза. Впрочем, так себе причина грустить, когда вечер обернулся так интересно, а заканчивается в объятиях Адама.

Казалось, ничто не может сделать этот вечер еще лучше, но братик подхватывает ее на руки, и Марисса тотчас обнимает его за шею, чувствуя себя той маленькой девочкой, которая была героиней самых светлых ее воспоминаний. Вспомнилось все - и пробивающиеся сквозь доски сарая лучи закатного солнца, и ветер, бьющий в лицо и треплющий волосы, когда она едет на заднем сиденье его велосипеда, и еще много, много чего. И даже сам Адам на миг кажется ей снова тем упрямым мальчишкой, не подпускавшим к ней ни отца, ни братьев.
Наваждение отпустило, но Марисса ощутила кое-что гораздо более важное: он совершенно не изменился с тех пор. В их жизни произошло многое, а перед ней все еще был тот же мальчишка, только теперь еще и небритый.
Ну и дела!

Кровать Адама кажется самым уютным местом во всей вселенной, и Марисса быстро формирует кокон из одной девушки, одеяла и пары подушек. Адам пока занят приведением в относительный порядок собственной берлоги, а она, высунув лицо из одеяла, смотрит на его снующую туда-фигуру. Неотрывно следя за тем, как брат курсирует между комнатой, кухней и ванной, Марисса тепло и умиротворенно улыбается. Откровенно говоря, даже порезанная рука, пожалуй, того стоила.

Адам возвращается, предлагая Мариссе на выбор несколько вариантов. Но ей сейчас хочется, нет, ей сейчас жизненно необходимо кое-что одно.

- Разумеется, мне лень, - она более-менее компонуется, чтобы занимать положенную половину кровати, а не две трети, - Так что лезь давай сюда. Но только никаких посягательств на мое нежное девичье тело, а то будешь завтра как зомби ноги волочить и придется откармливать тебя пирогами.

Впрочем, задор во взгляде Мариссы сменился мягкой теплотой, когда она, присев в кровати на колени, поднимает на Адама глаза и протягивает руки, раскрывая объятия.

- Но для начала все же обними меня. Иди же сюда, бра-атик!

Отредактировано Marissa Robertson (2016-11-28 04:16:40)

+1

32

Почти растекаясь от умильного взгляда Мариссы, Адам чуть ли не вприпрыжку метнулся к выключателю,погасил верхний свет, включил прикроватную лампу, нырнул под одеяло и крепко обнял сестрёнку. Её обнажённое тело такое приятное на ощупь и пахнет так по-родному... Гусары, молчать! Отставить похотливые мысли и животные инстинкты. Натрахались уже, нечего портить момент милого семейного единения под одним одеялом. Он гладит её по волосам и спине, прижимает к груди, целует в макушку и щёки. Боже, как же он соскучился по возможности просто тихо поспать с ней в одной постели.

Тело само собой тяжелело и клонилось в горизонтальное положение. Адама тянуло к подушке, и он лёг, увлекая сестрёнку за собой, не выпуская из объятий. Даже и говорить-то толком не хочется, только лежать и смотреть в её голубые глаза.
- Марисса, ты - самое милое существо на этой ебанутой планете. Он проводит рукой по её щеке, а с лица всё не сходит улыбка влюблённого и бесконечно счастливого идиота.

Адам нередко задумывается о том, что уж больно подозрительно хорошо всё для них двоих складывается. И что когда-нибудь судьба преподнесёт свой злой сюрприз. А может быть, то, что сейчас они есть друг у друга, да ещё и при деле, и при связях, и при деньгах, и свободные - это всё на самом деле своего рода божий дар за не самое благополучное детство. Может быть, Адам действительно был хорошим мальчиком, не зря учился и благородно защищал сестрёнку. Он, конечно, далеко не безгрешен, а кто-то и вовсе скажет, что он массово травит невинных людей своим торчевом. Но если его любимая женщина с ним, и иногда они могут позволить себе ночи, подобные сегодняшней, могут просто лежать вместе и обниматься, наслаждаясь обоюдным теплом, то, может, оно того стоит? По большому счёту, Адаму плевать на концепцию греха. Сестрёнка нуждалась в его защите - он защищал её. Выживание в гнилом насквозь Порт-Рояле требовало той работы, которую они делают - значит так надо. Он просто неспособен переживать из-за чего-то, когда она вот так лежит рядом, обнимает и смотрит ему в глаза. Мир глобально, может, никогда не станет лучше. Но мир Адама Робертсона абсолютно совершенен.

- Радость ты моя... Однако, спать пора. Завтра какой-то ловкач-торчман собирался на счёт цен договариваться, экспериментальный стафф на пробу взять хотел. Халявщиков, блядь, развелось... Мне ещё две реакции проводить до готовности продукта, надо быть со свежими мозгами. - Адам широко зевнул, делая паузу - Ты тоже загляни, если хочешь. Я, кажется, нашёл способ совместить в одном колесе молекулу экстази и тгк, ну, того самого, что в траве, если помнишь. - зевнув ещё раз, он перешёл на сонный полушёпот - Оттянемся с тобой... Круче, чем сегодня... В лучшем виде...

Рука на автопилоте тянется выключить лампу, глаза сами собой слипаются. А может они уже и закрылись давно, Адам не замечает. Перед глазами у него как было довольное и так любимое сердцу личико Мариссы, так и осталось. Можно даже не гадать, и так понятно, что он будет видеть во сне.

- Я люблю тебя...

Отредактировано Adam Robertson (2016-11-30 01:16:25)

+1

33

Иногда Марисса, интереса ради, пыталась смотреть на то, что происходит между ними, с точки зрения постороннего человека. Выходило чудовищно, а оттого очень смешно для нее самой. Еще более чудовищным постороннему человеку мог бы показаться этот контраст - сначала они предаются такой неистовой и страстной плотской любви, а потом уютно и совсем по-семейному обнимаются под одеялком.
Общество предполагало, что им должно быть очень стыдно за то, что они делают. Мариссе не было стыдно. Ни сейчас, ни раньше. Более того, она даже не могла сказать, когда ее с братом отношения причудливо исказились, сочетая в себе, казалось бы, несочетаемые формы любви.

Общество говорило, что либо ты любишь брата как брата, либо ты любишь мужчину как мужчину. Марисса могла бы посмеяться обществу в лицо, и, если бы не проблемы, которые могли бы грозить их спокойной жизни, она бы, наверное, даже не стала ни от кого ничего скрывать.

Адам, теплый и родной, лежал рядом, и в свете прикроватной лампы его усталое лицо выглядело абсолютно умиротворенно. Впрочем, Марисса, улыбаясь, понимала, что дело вовсе не в освещении.
Он полусонно бормотал умные вещи, из которых Марисса понимала, дай бог, половину. В такие моменты она чувствовала легкий укол совести - когда ты можешь только печь пироги, быстро бегать и красиво хамить, быть окруженной гениями немного сложно.

Впрочем, толку от гения, если им приходится бороться с натиском окружающего мира. И тут Марисса по праву занимала свое место, не подпуская этот треклятый и злобный мир слишком близко.
Все просто: братик защищает ее, а она защищает братика.

- Оттянемся, обязательно, еще как оттянемся, - сонно бормочет в ответ Марисса, - Главное, чтобы моя задница выдержала такой напор безудержного веселья.

Марисса сжимает в руке пальцы брата, прижимаясь к нему. Ее отчаянно клонит в сон, и нет смысла сопротивляться этому желанию. Тепло, уютно и рядом с братиком - что еще нужно для счастья и спокойного сна.
Краешком сознания Марисса снова слышит негромкий голос Адама, но уже не может сказать, действительно ли слышит его, или ей это уже снится. Она бормочет что-то в ответ (или даже просто невнятно подает голос), и окончательно проваливается в сон.
Ей с самого раннего детства спалось особенно крепко и спокойно рядом с братом.

Отредактировано Marissa Robertson (2016-12-03 17:06:28)

0


Вы здесь » ZUGZWANG » Никто ничего не слышал » 14.09.2015 / забери меня отсюда